Художник на войне

А.Д. Клушин

  • 09 июля 2018
  • 67
  • В.А. Касаткин. Пробитая каска
      Пробитая каска
      В.А. Касаткин

    С 4 апреля по 17 июня 2018 года в Новосибирском государственном художественном музее экспонировалась выставка «Художник на войне». Она была посвящена 110-летию со дня рождения Василия Александровича Касаткина (1908 – 1992) и одновременно приурочена к дате Победы в Великой Отечественной войне.

    Василий Александрович Касаткин родился в Ачинске 27 сентября 1908 года в семье машиниста железной дороги. В 1931 году он закончил обучение на архитектурном отделении Сибирского художественно-промышленного техникума в Омске. В 1932 - 1934 годах служил в Красной Армии на Дальнем Востоке. В 1930-е годы работал в Омске и Новосибирске, сотрудничал с самыми известными архитекторами как опытный техник и хороший график. В 1941-ом мобилизован на фронт. Домой вернулся только в декабре 1945 года. Служил в инженерно-саперных войсках, много сил и умения приложил к возведению переправ и разминированию освобожденных территорий. После демобилизации вернулся к мирной работе в таких организациях как Кузбассгипрошахт и Новосибгражданпроект.  В это время он много ездил по стране, бывал в Ташкенте, Ленинграде, Омске, Джамбуле и других городах. С 1969 года Василий Александрович был на пенсии, но не бросал свои творческие замыслы, активно работал как художник, оставив нам много прекрасных рисунков и акварелей с видами не только Новосибирска, но и других городов. Этот ценный с точки зрения иконографии материал обладает высокими художественными достоинствами. Эти работы многократно бывали показаны на различных выставках, в том числе в Новосибирском государственном художественном музее. Завершил свой жизненный путь В.А. Касаткин в Новосибирске 5 октября 1992 года.

    Выставка «Художник на войне» знакомила посетителей музея с работами, выполненными на фронте в редкие минуты затишья и отдыха. Они изумительны не только своей правдивостью: видно, что художник даже в неблагоприятных условиях стремится создать вещь, не лишенную определенных эстетических качеств.

    Сбитый немецкий самолет в центре Сталинграда
      Сбитый немецкий самолет в центре Сталинграда
      В.А. Касаткин

    Василий Александрович Касаткин был на войне фактически с первых ее дней. В июле 1941 года он уже в армии и отослан на курсы усовершенствования командного состава при инженерно-саперном училище. Затем был отправлен на фронт, где начал службу в     208-м батальоне 12-ой саперной бригады. Служа в саперных войсках, он прошел длинный путь от Саратовского кольца обороны через самые горячие точки Отечественной войны – Сталинград и Курскую дугу – в сторону Молдавии, а закончил войну на одном из последних рубежей сопротивления врага – в Прибалтике. Можно только представить характер деятельности Василия Александровича на фронте, чтобы удивиться тому, как он находил время для рисования в самых жестких условиях существования. 

    Вполне естественно, что Василий Александрович, к тому времени опытный архитектор и инженер по строительству, всегда страстно рисовавший, не расставался с блокнотом и красками. Рисунки было очень легко потерять на фронте. Об этом говорит он сам в одном из писем своей дочери Оле: «…и еще посылаю картинки <…> Тем более завтра еду далеко и в дороге потерять могу альбом...». Хотя условий для творчества у Василия Александровича, можно сказать, не было, сохранившиеся военные работы свидетельствуют о его таланте рисовальщика и тонкого наблюдателя.

    Конечно, среди его рисунков и акварелей преобладают пейзажи со зданиями. Наверное, по-другому и не могло быть, учитывая талант Василия Александровича как архитектора. Фигуры в них занимали место стаффажа и очень удачно дополняли композиции, придавая законченность пейзажным мотивам («Железнодорожный вокзал Сталинград-2», «Сбитый немецкий самолет в центре Сталинграда» – оба 1943; «Под Уманью. Холод в январе (Шестиамбразурный немецкий дот»), 1944). Были и чистые пейзажи с изображением отдельных разрушенных строений, чем-то привлекавших его: то ли своими живописными руинами («Элеватор в Сталинграде», 1943; «Разбитый храм в Грамздасе. Латвия», «Замок в Приекуле» – оба 1945), то ли своей значимостью в профессиональном плане, расширяющей его представления о постройках разных стран и народов («Сельский дом в Пакальнишкуне», «Либава. Дом-музей Петра Первого» – оба 1945). 

    Переправа через Буг. 1944
      Переправа через Буг. 1944
      В.А. Касаткин

    Как архитектор Василий Александрович любил законченность замысла, воплощенного на бумаге. Поэтому его рисунки далеки по стилю от работ других художников, создававших свои наброски во фронтовых условиях. Для них это были всего лишь зримые напоминания о людях и событиях, которые потом, возможно, лягут в основу больших законченных произведений. Касаткин же сразу стремился в своих рисунках придать завершенность образам. В них нет рваных линий, неуверенного бега карандаша по поверхности листа, торопливой штриховки и той экспрессии, что связана с первыми, еще не вполне оформившимися впечатлениями. В письмах же с передовой, написанных спешащей рукой и украшенных беглыми рисунками, как раз видны все эти признаки фронтовых работ. Разве что рисунок «Переправа через Буг» (1944) по всем параметрам соответствует по стилю фронтовым наброскам. В рисунке «Собор в Салантае» (1945), расцвеченном акварелью, можно наблюдать контраст между довольно тщательно исполненным зданием собора и как бы наспех законченным его окружением – деревьями и небесным пространством, что придает работе особую выразительность.

    Впоследствии многие свои наброски и рисунки, пропавшие или обветшавшие от времени, Василий Александрович повторял, иногда в увеличенном формате, и показывал на выставках, посвященных Великой Отечественной войне.   

    Надо отметить, что он занимался также обучением молодых бойцов основам саперного искусства и поэтому много внимания уделял наглядному материалу, который создавал сам. Впоследствии, рассказывая о войне школьникам, рабочим и служащим различных предприятий, для лучшего восприятия рисунков зрителями он в планшетах на эту тему в изображении мин ввел обводку контуров фломастером.

    Был еще один талант у Василия Александровича, который наполнял его письма и некоторые рисунки живостью – это юмор. Особенно характерен в этом отношении рисунок «Каски и салазки», где он изобразил детей, приспособивших немецкие каски вместо санок и мчащихся по крутому склону. Все это в сопровождении четверостишия:

    Взяли три немецких каски,
    Сделали из них салазки.
    Мчимся, ветру не догнать.
    Ой! Хоть бы кочку миновать.

    К своим рисункам и маленьким историям в картинках, которые он посылал домой, Василий Александрович часто сочинял стихотворения. Эти сохранившиеся «пустячки» наполнены здоровым юмором и подлинным весельем и рассчитаны на детское восприятие. Ведь письма посылались дочке Оле. 

    Самым последним произведением, связанным с войной, стал рисунок «Пробитая каска», специально созданный им для выставок фронтовых работ, которые он проводил в 1970 – 1980-е годы. В его записной книжке есть четверостишие, связанное с ним:

    Там сегодня над Волгой-рекой,
    на священной земле Сталинграда
    рвется к небу цветок голубой (полевой)
    из-под каски пробитой солдатской.

    Собор в Салантае. 1945
      Собор в Салантае. 1945
      В.А. Касаткин

    Уже в военные годы Василий Александрович упрочил основы своего художественного почерка. Присущее ему мастерство только росло с годами.

    Архитектура для человечества, народа или страны – это застывшая и зримая история. Архитектура – это осмысленный культурный ландшафт, который всегда напоминает о прошлом и настоящем того народа, который его создавал. Поэтому всегда во время войн в первую очередь безжалостно стирались с лица земли постройки, города и поселки; рано или поздно изгонялись с насиженных мест аборигены, лишенные корней, а потом их легко было физически уничтожить. Эти наблюдения, которые преподала Василию Александровичу Касаткину война, в дальнейшем легли в основу его простой философии ценностных качеств построек как свидетелей творческого гения человека, преодолевающего бег времени и гарантирующего стабильность счастливого бытия. Отсюда и его обращение в дальнейшем к городскому пейзажу. Василий Александрович Касаткин и Николай Демьянович Грицюк, тоже фронтовик, самыми разными художественными средствами и методами запечатлевали назло недавней военной разрухе картины строительства земного рая – города Новосибирска.     

    Материалы выставки были дополнены письмами Василия Александровича Касаткина, предоставленными Ольгой Филипповной Цейтиной и Натальей Васильевной Касаткиной.

    Все рисунки с выставки по решению Натальи Васильевны Касаткиной, основной хранительницы наследия своего отца, и по договоренности с музеем поступят в его собрание. Руководство и все сотрудники музея по этому случаю выражают глубокую благодарность дарителю.