Дисциплинарные пространства

Владимир Назанский

  • 09 октября 2018
  • 276
  • Анастасия Зыкина. Ветхозаветные книги III. 2018. Собственность автора
      Ветхозаветные книги III. 2018
      Анастасия Зыкина
      Собственность автора

    Проект «Дисциплинарные пространства» поднимает проблему свободы/несвободы и исследует формы контроля над личностью.

    Французский философ Мишель Фуко в своей классической работе «Надзирать и наказывать», посвященной техникам надзора над человеком, ввел понятие «дисциплинарного пространства». Можно определить четыре основных типа «дисциплинарных пространств» – школа, больница, армия, тюрьма. В них человек сталкивается с определенными ограничениями свободы воли, располагания собой во времени и пространстве, с внешним наблюдением и контролем. Причем это касается не только отдельных индивидов с анормальным поведением, это касается всех.

    Человек в течение жизни неизбежно попадает в те или иные дисциплинарные пространства. Он появляется на свет в больнице (роддом – ее разновидность, а в запеленатом виде младенец впервые встречается с несвободой) и умирает во многих случаях тоже в больнице, оказывается в ней и в процессе жизни.  Уже в раннем возрасте, а иногда и сразу, попадает в ясли, дом малютки, интернат, детдом, детский сад, чуть позже - в школу, пионерлагерь (названия меняются, а система остается), техникум, институт. Миллионов людей касается и всеобщая воинская повинность. А по численности заключенных и количеству людей, познакомившихся с пенитенциарной системой, наша страна – в группе мировых лидеров, хотя и значительно уступает США. Но это архаические, традиционные формы дисциплины.

    За прошедшие несколько десятилетий жизнь усложнилась, методы контроля усовершенствовались, а зоны пристального наблюдения за личностью расширились. Например, к современным дисциплинарным пространствам уже, наверное, можно отнести и офис, и аэропорт. У нас также появилось новое сословие – силовики, оказывающее возрастающее влияние на общество.

    Логика обеспечения общественной безопасности вызвала беспрецедентные меры контроля в сфере транспорта, коммуникаций, мобильной связи, компьютерного мониторинга. Даже в театры и музеи в большинстве случаев мы проходим через зоны досмотра. Новой и довольно массовой формой дисциплинарного пространства стал современный офис, утыканный видеокамерами, с обязательными магнитными карточками сотрудников, фиксирующими время прихода и ухода, маршруты передвижений, продолжительность перекуров и обедов.

    Смиренные. Левая часть диптиха. 2018. Собственность автора
      Смиренные. Левая часть диптиха. 2018
      Наталья Шалина
      Собственность автора

    На смену ушедшим грубым архаическим формам несвободы, характерным для нашей истории: колхозу, ГУЛАГу, обязательным общественным организациям, - пришли другие, неявные. Среди них и тоталитарные секты, и революционные группы, и коллекторские службы, и спортивные секции и т.д.  Возможно, итоговой формой дисциплинарного пространства является колумбарий с его геометризацией и порядком. Дисциплинарные пространства в структурах повседневности занимают все большее место, образуя паноптическую систему, реализуя новую стратегию власти, усиливая будничное бесправие личности в свободном обществе.

    Задача проекта состоит не в том, чтобы вспомнить и проиллюстрировать идеи Мишеля Фуко, а в том, чтобы отрефлексировать исторические и современные зоны несвободы, показать, где и как мы их чувствуем и понимаем в реальной повседневной жизни, в нашем социуме сегодня.

    В проект вошли работы российских художников из Санкт-Петербурга, Москвы, Красноярска.  Среди них: Андрей Андреев, Инна Гринчель, Анастасия Зыкина, Александр Косенков, Елена Кулик, Дмитрий Марголин, Александр Подобед, Мария Сафронова, Юлия Сопина, Игорь Тишин, Наталья Шалина, Юрий Штапаков, Андрей Поздеев (1926 - 1998).