Известные неизвестные

О.А. Черепенина

  • 11 января 2019
  • 167
  • Италия. Конец XVII века. Портрет венецианского дожа Ф. Морозини
    Портрет венецианского дожа Ф. Морозини
    Италия. Конец XVII века
      Неизвестный скульптор

    Статья представляет выставку «Известные неизвестные. Портреты. Обретение имен», открывшуюся в сентябре 2018 года и познакомившую зрителей с некоторыми результатами изучения произведений портретного искусства XVII – XX столетий из фондов Новосибирского государственного художественного музея.

    В многообразной деятельности художественного музея одним из самых сложных и интересных видов является атрибуционная работа. Атрибуция - это установление автора, времени и места создания каждого произведения,  определение сюжетов  и  изображенных лиц. Раскрытие личностей моделей портретов оказывается наиболее привлекательным направлением атрибуции для широкого круга посетителей. Поэтому мы решили познакомить любителей искусства с некоторыми результатами исследовательской работы научных сотрудников музея именно в этой области.

    Во всех крупных музеях хранится ряд картин, графических листов, скульптур, поступивших из разных источников с названием «Портрет неизвестного» или «Портрет неизвестной». Новосибирский государственный художественный музей не является исключением. Тайна многих персонажей может быть никогда не разгадана. Тем большее удовлетворение испытывают сотрудники, когда им удается найти имя изображенного, заменяющее безликое «неизвестный» на этикетке. Часто это имя очень известного и почитаемого современниками человека, на что и указывает, казалось бы, парадоксальное название выставки – «Известные неизвестные».

    В ее экспозиции представлены работы выдающихся русских живописцев и графиков – В.А. Тропинина, И.Н. Крамского, К.Е. Маковского, Л.О. Пастернака, В.А. Фаворского, В.А. Милашевского и других. Среди «опознанных» моделей их портретов – полковник Уральского казачьего войска Давыд Стахиевич Мизинов (1803 – 1872), крупный российский лесопромышленник XIX века и щедрый меценат Василий Федулович Громов (1798 – 1869), придворный художник русского императорского двора Карл Фердинанд Кюгельген (1772 – 1831), признанная петербургская красавица, «ангел неизреченной красоты» (по словам И.Е. Репина) Юлия Павловна Маковская (1859 – 1954).  В «неизвестных» числились при поступлении и прославленные государственные деятели Европы: Вильгельм I принц Оранский (1533 – 1584), возглавивший борьбу Нидерландов за независимость от испанской короны; сто восьмой дож Венеции  Франческо Морозини (1619 – 1694), великолепный мраморный бюст которого обычно украшает постоянную экспозицию музея; английский полководец  герцог Артур Уэлсли Веллингтон (1769 - 1852).

    На идентифицированных портретах, исполненных в  XX веке, мы видим деятелей российской культуры: художников -  лидера томской футуристической группы начала 1920-х годов О.Ф. Янкуса (1905 – 1937), блестящего мастера книжной иллюстрации и экслибриса Г.А. Кравцова (1906 – 1981), наших современников –  графиков Н.Д. Мощевитину (1940 г.р.), Р.М. Яхнина (1938 - 1997), В.Д. Пинигина (1939 - 1984), Э.Д. Кириченко (1939 г.р.), В.К. Кудряшова (1944 – 2003); актеров – Народного артиста РСФСР, любимца Самары Г.А. Шебуева (1891 – 1974), киноактера первых советских фильмов  Н.П. Беляева (? – 1939).

    Портрет Ю.П. Маковской, жены художника. Конец 1880-х - начало 1890-х
      Портрет Ю.П. Маковской, жены художника
    Конец 1880-х - начало 1890-х
      К. Е. Маковский

    Существует три основных метода атрибуции произведений. Прежде всего, это стилистический анализ – выявление художественных особенностей, свойственных той или иной эпохе и манере конкретного мастера. Благодаря достижениям техники возник и постоянно развивается технико-технологический метод исследования с помощью различных рентгенографических установок, спектрографов, ультрафиолетовых и инфракрасных излучателей, микроскопов со специальными насадками, химического анализа. Третье направление атрибуционных изысканий искусствоведов – историко-предметный метод, использующий  сведения из истории материальной культуры  (об одежде, орденах, геральдике, предметах интерьера и т.п.) в совокупности с данными биографического, исторического характера. В той или иной степени эти методы использовались сотрудниками музея в атрибуции представленных в экспозиции портретов. В поисках информации сначала тщательно изучаются подписи, надписи, штампы, наклейки на лицевой и оборотной сторонах музейного предмета, затем мы обращаемся к архивным материалам, литературе – научным монографиям, каталогам, переписке, воспоминаниям современников.  Если удается найти изображение человека, похожего на модель портрета, проводим сравнительный анализ черт внешнего облика. Однако, учитывая индивидуальный творческий подход каждого художника  к созданию образа, часто трудно прийти к однозначному мнению об идентичности лиц. Только совокупность представлений о принципах портретной характеристики и стиле автора, биографических данных, истории бытования самого произведения; подсказок, содержащихся в деталях костюма, фона и других элементах изображения, помогают сделать более обоснованное предположение о личности героя произведения. Конечно, в научном поиске никто не исключает также значение интуиции эксперта и просто везения.

    Представленные на выставке портреты атрибутированы научными сотрудниками Новосибирского государственного художественного музея А.Д. Клушиным, О.А. Черепениной, С.П. Голиковой, С.А. Беляевой. В определении личности Д.С. Мизинова на портрете В.А. Тропинина решающим было мнение А.В. Кибовского, кандидата исторических наук, автора многочисленных публикаций по истории российской императорской армии, а также по идентификации русских портретов XVIII - XIX веков.