Пути-дороги

09 января 2020
А.В. Федорчук
1.   Н.С. Самокиш. Тройка
  Тройка
  Н.С. Самокиш
  Ярославский художественный музей

В ноябре 2019 года в Новосибирском государственном художественном музее открылась выставка «Пути-дороги». Живописные и графические произведения русских художников XIX - начала XX века из фондов Ярославского художественного музея, собранные в этой экспозиции, создают единый и многогранный образ бесконечной дороги, ставшей одним из ключевых символов отечественной культуры.

***

Пейзаж как самостоятельный жанр довольно поздно появился в русском искусстве. На всем протяжении XVIII века живописцы предпочитали изображать природу далеких южных стран. Неброская красота родных пейзажей считалась неинтересной для творчества настоящего художника. В лучшем случае по заказу вельмож в память потомкам создавались виды построенных ими любимых усадеб и парков. Только в начале XIX столетия стали появляться работы, посвященные красоте русских лесов и полей. При этом очень скоро художников привлекли зимние пейзажи, отражающие особенности северного климата и вдохновляющие сложностью живописных задач, встающих перед автором. Еще Карл Брюллов говорил, что невозможно написать снег и зиму: «все выйдет пролитое молоко». Но многих художников, особенно связанных с издательским делом, эта сложность не пугала. На выставке представлен один из наиболее ранних в русском искусстве видов города зимой – акварель Карла Кольмана 1810 - 1820-х годов.

Позднее зимние пейзажи полюбились художникам-романтикам, воспевающим красоту природы в это время года, ее особый колорит. Эту традицию в настроении зимних картин продолжили представленные на выставке работы «Катание на масленицу» Павла Ковалевского и «Тройка» Николая Самокиша. Безудержная удаль летящих по снегу саней, влекомых лошадьми, и чинное многоцветие фигур горожан, катающихся в конных экипажах, передают радость зимних развлечений.

Иным представал зимний пейзаж в картинах передвижников. Оцепенелость природы, лютый мороз, перенесенные на живописное полотно, помогали этим художникам вызвать у зрителя чувство сострадания к бедствиям простых людей. Позднее социальная направленность произведений, их обличительный нерв снижаются. И для поздних передвижников (Андрей Зарецкий, Ефим Волков), и для академистов (Василий Экгорст), и для мастеров салона (Юлий Клевер) основной задачей становится передача кристальной ясности, красоты зимней натуры, а не реальной жизни в суровое время года.

Отдельное внимание на выставке привлекают два исторических полотна. Работа Николая Сверчкова «Переход русской гвардии через Балканы в декабре 1877 года» повествует о недавних для художника событиях русско-турецкой войны 1877 - 1878 годов и о трудностях горной зимней дороги. Константин Вещилов в произведении «Боярский выезд» создает образ допетровской Руси, используя зимний пейзаж для передачи национального колорита и особенностей страны.

Зимний городской пейзаж, где улицы – это дороги для людей и санных экипажей, представлен на выставке работами Леонида Туржанского и неизвестного автора начала XX века.

***

С.И. Пичугин. На богомолье
  На богомолье. 1912
  С.И. Пичугин
  Ярославский художественный музей

Традиция пеших странствий по святым местам – одна из древнейших на Руси. Особенно важными считались паломничества на Святую Землю, в Палестину. Но далеко не все могли себе это позволить, и с XVII века наиболее распространенным среди верующих стало паломничество к мощам преподобного Сергия Радонежского, в Троицкий монастырь. Установил эту традицию еще царь Иван Грозный, чуть ли не ежегодно с семьей, пешком, отправлявшийся в Троице-Сергиеву обитель. Этот царский обычай был поддержан аристократами, а потом и простым народом. К XIX веку считалось, что хотя бы раз в жизни надо совершить пешее паломничество к святому Сергию. Как правило, в такое странствие пускались летом, беря в дорогу высокий посох, по которому все встречные могли узнать в прохожем паломника и чем-то ему помочь. В работе Сергея Пичугина, представленной на выставке, довольно точно отражены реалии паломнического пути к святому Сергию: отдыхающие на обочине богомольцы, женщины со скарбом и посохами, идущие к золотящимся куполам лавры.

В монастырях странников привечали, предлагая им немудреный ночлег и трапезу. В эскизе к картине «К трапезе» Алексея Корина изображен обед богомольцев-паломников. Художник был хорошо знаком с монастырским бытом и порядками, поскольку несколько лет обучался в иконописных мастерских Троице-Сергиевой лавры.

Паломническую тему на выставке продолжают работы Василия Переплетчикова и Виктора Зарубина с видами храмов и монастырей. Дорога перед церковными или монастырскими воротами, изображенная на них, зримо воплощает представление о том, что каждый путь в России ведет к храму… 

***

3.   Ю.Ю. Клевер. Зимнее кладбище
  Зимнее кладбище. 1897
  Ю.Ю. Клевер
  Ярославский художественный музей

С давних времен в русской культуре дорога стала метафорой жизни.  И та, и другая имеют начало и конец, им присущи протяженность и крутые повороты, у них есть хорошие и плохие участки. Сближение смыслового значения дороги и судьбы в определенной степени нашло отражение в изобразительном искусстве. Дорога, тропинка в пейзаже указывают на освоенность, обжитость человеком этой местности.  Созерцание тропинки невольно уводит к образу замкнутого, небольшого мирка, доступного немногим, «своим», соседям. Дорога, тракт - это иное пространство, большой мир, где встречаются «чужаки», иноземцы, люди знающие, бывалые, нередко и недобрые.

Такие подсознательные представления о дороге придавали ту или иную эмоциональную окраску живописным пейзажам.  Так, размытый осенний тракт на картине Станислава Жуковского навевал мысли о тяжести жизненного пути. Исследователи этого произведения нередко сравнивали его со знаменитой «Владимиркой» Исаака Левитана, оказавшего большое влияние на своего ученика на раннем этапе его творчества.

Эмоционально более светлой представляется работа Александра Савинова. Крестьянский мальчик, изображенный на переднем плане, олицетворяет начало жизненного пути, а раскинувшиеся за ним заснеженные дали с вмерзшими в лед кораблями полны ожидания весны, будущего. Река, как широкая торная дорога, может унести мальчика, подарить ему счастливые перемены в судьбе.

Иное настроение воплощено в пейзаже Юлия Клевера «Зимнее кладбище». Дорога, подходящая к кладбищенским воротам, – это символ конца жизни, подведения итогов. А само полотно - своеобразное «memento mori» русского искусства.

Любая дорога в русской традиции - это прежде всего рассказ о человеке и его судьбе.