×

Уважаемые посетители

Мы снова вместе с вами! Ваше посещение музея будет временно проходить в немного ином формате, чем обычно,
но мы уверены, что наши новости порадуют вас.

Мы будем представлять вашему вниманию полноценные видео – экскурсии по выставкам, обзоры наших выставок,
мастер – классы и прочие интересные события, которые помогут вам быть на связи с нами в это непростое время.

Следите за нашими новостями, а мы поможем вам пережить временную изоляцию максимально интересно и комфортно.

  • Художественные особенности и символика
    древних китайских сосудов в форме горы

    К.Н. Проталинская

  • 07 апреля 2020
  • 50
  • Бронзовая курильница бошаньлу из погребения Лю Шэна
      Бронзовая курильница бошаньлу из погребения
    Лю Шэна
      Провинция Хэбэй, Маньчэн. Китай

    Декоративно-прикладное искусство Китая в эпоху Хань (206 г. до н. э. — 220 г. н. э.) демонстрирует высокий технологический уровень, а также разнообразие форм и сюжетов. Один из наиболее распространенных мотивов, раскрывающихся в искусстве данного периода, связан с формированием даосского религиозно-философского направления и популяризацией идеи обретения бессмертия. Известно, что по приказу императора У-ди впервые в китайской истории была создана алхимическая лаборатория для изготовления снадобий бессмертия. Поиски эликсира бессмертия и мест обитания даосских бессмертных императорами Цинь Шихуанди и У-ди описаны выдающимся историографом и мыслителем Сыма Цянем в его «Исторических записках».

    Одним из самых ярких примеров изделий декоративно-прикладного искусства, воплотивших в себе представления о местах обитания даосских бессмертных сянь, являются курильницы в форме горы 博山炉 бошаньлу. Выполненная в форме горных вершин крышка бошаньлу символизирует собой место обитания бессмертных сянь – их изображения часто встречаются в орнаменте курильниц.

    Самые ранние образцы таких курильниц были обнаружены в погребениях знати, датируемых эпохой Хань. Курильницы бошаньлу находили широкое применение в разнообразных культовых практиках и дворцовых церемониалах, использовались в бытовых, санитарных и лечебных целях. В силу своей внешней привлекательности и широкой функциональности они служили для аристократии показателем высокого социального статуса [4, с. 20–21]. Во времена правления У-ди (140–84 гг. до н.э.) курильницы данного типа были стандартным видом прикладных изделий, составлявших погребальный инвентарь знати и правителей. Захоронения, в которых были найдены курильницы бошаньлу, располагаются на территории современных провинций Аньхой, Шэньси, Шаньси, Хэбэй, Хунань, Сычуань, Цзянсу и Ляонин. В настоящий момент известно более ста курильниц бошаньлу. Как правило, они изготавливались из бронзы способом литья по выплавляемым моделям. Зачастую на бронзовое изделие наносилась позолота.

    Одной из самых ранних курильниц такого типа является бронзовая курильница из усыпальницы Лю Шэна, открытой в 1968 году в местности Маньчэн (провинция Хэбэй). Данная курильница датируется примерно 113 годом до н.э. Ее высота составляет 36 см. Крышка и тулово отделаны в технике тонкой золотой инкрустации. Крышка выполнена в характерной манере – в виде горных вершин, между которыми можно увидеть небольшие фигурки людей и диких животных: тигра, леопарда, кабана и обезьяны. В крышке проделано несколько отверстий, через которые дым от воскурения благовоний выходил наружу. Струйки клубящегося дыма окутывали курильницу таким образом, что горные вершины оказывались будто бы окруженными туманом и облаками, а фигурки животных словно оживали, проступая сквозь колеблющийся воздух. Интересен также декор тулова, форма которого восходит к ритуальным сосудам豆доу. На тулове изображены гребни волн, поднимающиеся над местом его сочленения с крышкой, что создает визуальный образ горы, окруженной морем. На тулове присутствует спиралевидный орнамент, выполненный в технике золотой инкрустации. Возможно, он передает движение волн или горного тумана. С большой вероятностью можно предположить, что гребни волн и спиралевидный орнамент на тулове курильниц символизируют собой Восточное море, в котором, согласно даосским легендам, располагались горы бессмертных, исчезавшие в морских волнах при приближении людей [6, p. 16]. Кроме того, изображение волн на тулове курильниц может быть связано с даосскими представлениями об открытии пути к вечной жизни благодаря употреблению киноварного эликсира бессмертия. В философском трактате «Хуайнань-цзы» священная гора Куньлунь, считавшаяся местом обитания богини Сиванму и бессмертных сянь, представлена окруженной желтыми киноварными водами, дарующими бессмертие каждому, кто испробует их [6, p. 16]. Многие курильницы бошаньлу выполнялись с поддоном, в котором помещались ароматические эссенции. В практическом применении вода и ароматические эссенции в поддоне снижали тепловой эффект, элегантно парили над гладью воды [3, с. 514]. Вероятно, здесь ароматические эссенции символизировали собой киноварный эликсир, циркулирующий вокруг священной горы Куньлунь.

    Бронзовая позолоченная курильница из могильника Маолин
      Бронзовая позолоченная курильница из могильника Маолин
      Провинция Шаньси. Китай

    Тонкая ножка курильницы Лю Шэна выполнена в технике ажурной резьбы в виде трех драконов. Туловища драконов переплетаются, а головы вздернуты кверху. Изображение дракона в нижней части изделия встречается в декоративном оформлении ряда курильниц бошаньлу. Примером может служить курильница из могильника Маолин, провинция Шаньси. Ее ножка выполнена в форме стебля бамбука, поднимающегося из пасти дракона.

    Еще одной трактовкой декора тулова курильниц бошаньлу является представление бинарного архетипа «горы-воды». Энергия гор ассоциировалась с полярностью ян, что связывало их с небом, в то время как энергия вод соотносилась с полярностью инь. Таким образом, выполненная в форме горных пиков крышка курильницы и тулово, на котором изображены гребни волн, представляют собой архетип «горы-воды», широко распространенный в искусстве Китая эпохи Хань [1, с. 237].

    Другим уникальным типом изделий декоративно-прикладного искусства, воплотивших в себе идею поиска путей обретения бессмертия, являются ритуальные сосуды 樽цзунь с крышкой в форме горы. Российская исследовательница В.Г. Белозерова относит их к разряду женских шкатулок для туалетных принадлежностей 奩лянь [1, с. 265]. Сосуды такого типа были обнаружены в погребениях на территории города Баотоу, Внутренняя Монголия. Примечательно, что крышки ритуальных керамических сосудов, найденных во Внутренней Монголии, как и крышки курильниц бошаньлу, выполнялись в форме горных пиков. Особый интерес представляет экспонат Музея Баотоу – ритуальный керамический сосуд, покрытый желтой глазурью (黄釉陶樽) [2, с. 26–27]. Он был обнаружен в 1981 году в ходе археологических раскопок могильника Чжаовань в окрестностях Баотоу, относящегося к периоду Западная Хань.  Высота тулова сосуда составляет 22,2 см, диаметр – 18,3 см. Тулово имеет цилиндрическую форму и постепенно сужается к основанию. Дно сосуда плоское, установлено на трех ножках в форме медведей, сидящих на задних лапах.

    На тулове сосуда изображены фигуры людей и животных. По всей вероятности, они представляют собой персонажей мифов и образуют условные группы, объединенные одним и тем же мифологическим сюжетом. Так, здесь изображена антропоморфная фигура с луком в руках, предположительно олицетворяющая легендарного стрелка Хоу И.  Справа от Хоу И показано дерево, на верхних ветвях которого сидят две птицы. Стрелок  держит в руках лук, направляя его в сторону дерева. Эта сцена связана с сюжетом мифа о подвигах Хоу И. Согласно мифу, десять небесных светил взбунтовались и, ослушавшись наказа своей матери Си Хэ, появились на небе одновременно вместо того, чтобы выходить поочередно, тем самым вызвав смертельную засуху на земле. Хоу И поразил своими стрелами девять солнц, оставив на небе лишь одно светило. Китайский специалист в области мифологии Юань Кэ описывает данный сюжет следующим образом: «Стрелок вышел на середину площади, снял из-за спины красный лук, вынул из колчана белую стрелу, натянул тетиву до отказа, прицелился в огненный шар на небе и спустил стрелу. Вначале ничего не было заметно, но прошло мгновение - и огненный шар в вышине беззвучно лопнул и полетел вниз, рассыпая вокруг себя золотые перья. Что-то сверкающее с треском упало на землю. Люди подбежали и увидели огромную трехногую золотую ворону, пронзенную стрелой. Это и было солнце. Люди снова посмотрели на небо и убедились, что там осталось лишь девять солнц. Они почувствовали, что стало прохладнее, и в один голос закричали от радости. И решил довести до конца начатое дело. Он вновь и вновь без устали натягивал лук, и стрелы летели в солнца, которые дрожали от страха и хотели бы убежать. Стрелы летели со свистом, как быстрые птицы, а на небе беззвучно лопались огненные шары. Все небо было заполнено струями пламени, летали бесчисленные золотые перья, и на землю падали трехногие вороны. Ликующие крики людей наполнили всю землю, радуя стрелка» [5, с. 143].

    Миф также повествует о дереве фусан, на котором обитали братья-солнца. По всей видимости, дерево, изображенное на тулове сосуда рядом с фигурой Хоу И, олицетворяет то самое мифологическое дерево фусан, а птицы, сидящие на его ветвях, символизируют собой небесные светила. По обе стороны от дерева представлены антропоморфные фигуры с головами животных и различные дикие звери. Всех их можно отнести к сюжетной группе персонажей, связанных с мифами о подвигах Хоу И.

    Керамическая курильница бошаньлу с ножками в форме медведей
      Керамическая курильница бошаньлу с ножками
    в форме медведей
      Музей искусства Метрополитен. Нью-Йорк. США

    Исследователи причисляют мифы о Хоу И к солярным мифам. Помимо персонажей солярных мифов, на тулове сосуда имеются образы героев лунарных мифов. К данной группе можно отнести изображения Сиванму, жабы и зайца, приготовляющего эликсир бессмертия. Таким образом, в декоре сосуда наличествует гармония двух начал: персонажи, которые входят в группу солярных мифов, олицетворяют собой энергию ян, в то время как персонажи, относящиеся к группе лунарных мифов, воплощают энергию инь.

    В руках у богини Сиванму, представленной на тулове сосуда, отчетливо виден тонкий вертикальный предмет, вероятно, символизирующий ветвь дерева бессмертия. Согласно Юань Кэ, в период Хань Сиванму часто изображали державшей в руках нечто, напоминавшее ветвь дерева. «Одни говорили, что это цзяхэ – счастливый злак, а другие – что это саньчжу, или «тройное жемчужное дерево». Вероятнее всего, это было дерево бессмертия, которое, как и другие деревья, дарующие долголетие, цвело и приносило плоды только один раз за несколько тысяч лет. Плодов было немного, и поэтому лекарство было исключительно ценным и редким. Если использовали сразу все лекарство, то новое долгое время невозможно было добыть» [5, с. 156]. В декоре сосуда преобладает мотив обретения бессмертия, о чем свидетельствуют изображения персонажей, связанных с мифами о богине Сиванму, и священной горы Куньлунь, места обитания Владычицы Запада.

    Интересен тот факт, что мифологическое дерево фусан, изображенное на тулове сосуда, воплощает в себе представление древних китайцев о космической вертикали, или «мировой оси». Еще одним знаком «мировой оси» является образ священной горы Куньлунь, который воплощен в форме крышки сосуда.

    Примечательно также оформление ножек сосуда, выполненных в форме медведей, сидящих на задних лапах. Такая форма была типична для многих аналогичных сосудов с крышками в виде горных пиков, изготовленных в эпоху Хань.   Кроме того, известны случаи, когда подобные образы использовались в декоративном оформлении курильниц бошаньлу. Примером может служить керамическая курильница бошаньлу из коллекции музея Метрополитен в Нью-Йорке. Каждая ее ножка выполнена в виде миниатюрной скульптуры, по форме напоминающей медведя, сидящего на задних лапах. Особо привлекает внимание то, с какой тщательностью проработаны отдельные детали фигур – остроконечные уши, когти, выпученные глаза, раскрытая пасть, язык и клыки.

    Ритуальные сосуды цзунь, как и курильницы бошаньлу, являются не только выдающимися произведениями искусства, но и ценными артефактами, предметами ритуально-религиозного характера, свидетельствующими о том, что верования, связанные с идеей бессмертия, были широко распространены среди элиты китайского общества уже в начале II в. до н.

    Литература


    1 Белозерова В. Г. Традиционное искусство Китая. В 2 т. Том 1. Неолит – IX век // М., 2016. С. 238–240.
    2 Войтишек Е. Э. Корейская курильница Пэкче и традиция использования курильниц бошаньлу в Восточной Азии // Вестник НГУ. Серия: История, филология. Т. 18, № 10: Востоковедение. С. 24–40.
    3 Войтишек Е. Э., Яо С. Курильницы бошаньлу в ароматической культуре Китая: символика и социальные функции // Вестник СПбГУ. Востоковедение и африканистика. 2018. Т. 10. Вып. 4. С. 510–524.
    4 Войтишек Е.Э., Яо С., Проталинская К.Н. Проблема происхождения курильниц бошаньлу в контексте межэтнических контактов в Азии // Материалы международной конференции «Актуальные вопросы изучения истории, международных отношений и культур стран Востока». Новосибирск : ИПЦ НГУ, 2019. С. 20–27.
    5 Юань Кэ. Мифы Древнего Китая / пер. с кит. и послесловие Б. Л. Рифтина. М. : Наука, 1987. 508 с.
    6 Erickson Susan. Boshanlu Mountain Censers of the Western Han Period: A Typological and Iconological Analysis // The Archives of Asian Art. 1992. № 45. Р. 6–28.

    В статье использованы иллюстрации из следующих источников


    1 Rawson Jessica. The Chinese Hill Censer, boshan lu: A Note on Origins, Influences and Meanings. Art Asiatiques, Tome 61, 2006. p. 76.
    2 Rawson Jessica. The Chinese Hill Censer, boshan lu: A Note on Origins, Influences and Meanings. Art Asiatiques, Tome 61, 2006. p. 77.
    3 Ben Janssens Oriental Art