Дзэн-буддийская основа комплекса
«семи ритуалов» в японском чайном искусстве

07 апреля 2020
А.В. Зинченко
Гости определяют свои роли при помощи карт. Ритуал Кагэцу
  Гости определяют свои роли при помощи карт.
Ритуал Кагэцу
 
 
 

«Семь ритуалов» (七事式 ситидзи-сики) – это относительно новый комплекс церемоний в рамках чайного искусства тя-но ю, специфическая ритуализованная форма совместного чаепития, созданная в средние века в Японии и подразумевающая четко регламентированное общение между хозяином и гостями.

Комплекс «семь ритуалов» включает в себя следующие церемонии: 花月кагэцу («цветы–луна»), 且座сядза/садза («немного посидеть»), 廻り花 мавари-бана («цветы по кругу»), 廻り炭 мавари-дзуми («уголь по кругу»), 一二三ити-ни-сан («один-два-три»), 茶カブキтя-кабуки («чайное представление кабуки»), 数茶 кадзу-тя («чай для большого количества человек»). Внешне «семь ритуалов» выглядят как игровые формы чайного действа, в которых участвуют пять–семь человек, но при этом они представляют собой уникальную форму практики, предполагающей не только тщательную шлифовку навыков в проведении чайной церемонии, но и получение удовольствия от самого процесса.

«Семь ритуалов» были утверждены седьмым патриархом чайной школы «Омотэсэнкэ» Дзёсинсаем совместно с восьмым патриархом школы «Урасэнкэ» Ю:гэнсаем  в первой половине XVIII века. Ю:гэнсай занимался изучением дзэна и перенес его принципы на чайную церемонию.

Каждая встреча из цикла «семи ритуалов» называется 一会 иккаи (букв. «собрание»). Ключевым фактором для понимания подобных встреч является то, что каждая из них может быть проведена только единожды. Мелочи, которые изменяются от церемонии к церемонии, отражают понятие мгновения. Здесь важно и то, как участники относятся к чаю: время замедляется, и в момент чаепития концентрация происходит только на созерцании, вкусе и аромате раскрывающихся зеленых листьев. В этом заключатся глубинный смысл чайной церемонии. И хозяин, и гости должны обладать определенным уровнем опыта для воплощения смысла подобных встреч, а для получения такого опыта необходима практика. В этом и состоит цель «семи ритуалов» – в проведении действий, способствующих оттачиванию практики чайного мастерства.

Важно отметить, что действа «семи ритуалов» не ограничиваются искусством чая садо:, более того, в ритуале мавари-бана манипуляции с чаем вовсе отсутствуют. Они распространяются и на «благородные искусства» кодо: (искусство составления благовоний) и кадо: (традиционное японское искусство аранжировки срезанных цветов), составляющих «три главных искусства Японии» [1, с. 177–178, 187]. Этот факт говорит о том, что церемонии не представляют собой нечто отдельное от других искусств, они были разработаны как своеобразное изысканное дополнение к ним. Совершенствование в рамках «семи ритуалов» позволяет человеку расширить свои умения не только в сфере чайных практик. Обучающая цель комплекса, заключается в оттачивании и совершенствовании технических и духовных навыков участников церемоний.

Церемонии постоянно развиваются и совершенствуются. Так, с момента возникновения практики кагэцу появилось большое количество вариантов ритуала, отличающихся порядком проведения и используемым инструментарием. Несмотря на это, дзэн-буддийский характер церемоний сохраняется неизменным. Относительно стабильной остается и основная формальная составляющая церемоний, что можно заметить в особенностях ритуала мавари-дзуми, который устраивается только в осенне-зимний период, несмотря на то, что современные возможности позволяют проводить его в любое время года. Аналогичную приверженность традициям можно наблюдать в ритуале сядза.

С начала XX века искусство чайной церемонии тя-но ю стало общедоступным увлечением. В результате «семь ритуалов» оказались распространенной практикой в чайных клубах, но наиболее полно они проводятся в двух чайных школах, где и зародились – «Омотэсэнке» и «Урасэнке» в Киото.

Рассмотрим подробнее особенности «семи ритуалов» и их связь с дзэн-буддизмом.

Ритуал 花月кагэцу («цветы–луна»)

В церемонии участвуют пять человек – один хозяин и четыре гостя. Из специального конверта 折据 орисуэ гости вынимают карточки. Тот, кому достанется карточка со знаком 花 хана («цветок), заваривает чай. Тот, кому выпадет карточка со знаком 月 цуки («луна»), должен выпить чай в соответствии со строгими правилами. Постепенно все гости меняются ролями.

В основе ритуала лежит дзэнское понятие 互換機鋒看子細 гокан кихо: кансисай. Буквальный его перевод на русский язык затруднителен, но осуществим разбор на составные части. Гокан (букв. «смена места») означает, что нет ничего особенного в том, что вам постоянно приходится менять свое положение. Понятие кихо: переводится как «острота, резкость». Выражение看子細 кансисай (букв. «смысл, важность взгляда») подразумевает умение смотреть на мир взглядом, исходящим от сердца.

В процессе создания церемонии у патриарха Дзёсинсая возникло желание постоянно изменять роли участников. Иными словами, полное значение дзэнского понятия в рамках ритуала кагэцу – постоянный обмен ролями между хозяином и гостями, который должен тонко восприниматься «глазами сердца».

Демонстрация мастерства в составлении цветочных композиций. Ритуал Мавари-бана
  Демонстрация мастерства в составлении цветочных композиций.
Ритуал Мавари-бана
 
 
 

Ритуал 且座садза/сядза («немного посидеть»)

В церемонии участвуют пять человек – один хозяин, называемый 東 то: («восток»), помощник хозяина – 半東 ханто: («полу-восток») и три гостя, выполняющие различные роли. Главный гость занимается оформлением цветочной композиции, второй раскладывает уголь, третий обустраивает очаг, поджигая шарики с благовониями и помещая их в разные места очага. Затем вместе с главным гостем все наслаждаются ароматом благовоний. При этом хозяин заваривает густой чай濃茶кои-тя, а его помощник – слабый чай 薄茶 усу-тя.

В основе ритуала лежит дзэнское понятие 是法住法位Дзэхо: дзю: хо:и (или是法住法位,世間相常住 Дзэхо: дзю: хо:и, сэкэнсо: дзё:дзю:): «Эта Дхарма существует, обладая качествами, которые присущи дхармам, поэтому «знак» миров – вечное существование» [2, с. 262]. Это цитата из главы II Лотосовой сутры («Уловки»), часть стихотворного величания Закона, Дхармы. В традиции «исконной просветленности» эта строка толкуется в том смысле, что мир обыденного опыта – это и есть истинный мир, что никакой сущности за пределами видимости нет. В рамках ритуала сядза участникам важно осознавать, что их роли не могут измениться. Хозяин всегда останется хозяином, а гость – гостем и никем больше. Несмотря на то, что в этой церемонии каждый принимает активное участие, именно хозяин должен нести ответственность за ее развитие. В этом смысл его роли.

Ритуал 廻り花мавари-бана («цветы по кругу»)

В ритуале участвуют пять человек. Во время церемонии гости составляют цветочные композиции, развивая чувство прекрасного и демонстрируя свой эстетический вкус и умения. При этом ритуал подчеркивает важность командной работы. Хотя каждый из гостей и дополняет композицию следуя собственным предпочтениям, без уважительного отношения к вкусу других участников она не получится гармоничной. В конце церемонии гости любуются композициями, составленными другими гостями.

В основе церемонии лежит дзэнское понятие, связанное с иллюзорностью бытия (色即是空сики-соку-дзэ-ку:). Дзэн утверждает, что не существует ни самого человека, ни его окружения, так как все это является лишь «иллюзией сознания». Так изменчиво и сердце. Гости меняют цветы, но никогда не видят общей картины и сути, потому что ее не существует. Цветы, используемые при аранжировке, олицетворяют человеческие сердца.

Ритуал 廻り炭мавари-дзуми («уголь по кругу»)

В ритуале мавари-дзуми так же, как и в ритуале мавари-бана, большую роль играет эстетическая составляющая. Церемония мавари-дзуми первоначально проводилась с помощью стационарного очага, традиционно используемого в холодные сезоны для обогрева помещений. Этот факт косвенно может указывать на то, что ритуал был сформирован в осенне-зимний период. Это единственный ритуал в рамках семи, чье исполнение регулируется сезоном (он всегда проводится осенью и зимой).

В ритуале принимают участие пять человек, которые под руководством хозяина тренируют свои навыки в обустройстве очага. Сначала хозяин и его помощник готовят две чаши – одну с мокрым пеплом и вторую, где на пепел специальной лопаточкой наносится определенный рисунок. Позже помощник подносит чаши к очагу, где все гости, используя специальные металлические палочки, по очереди показывают свое мастерство в аранжировке угля. После этого уголь вновь закладывают в очаг. Эстетический подход является ведущим в этой церемонии. В пепел обязательно помещаются благовония, что подчеркивает тесную связь искусства чая садо: и искусства благовоний кодо:. В конце церемонии гости рассматривают коробочку для благовоний [1, с. 184].

В основе мавари-дзуми лежит дзэнское понятие «вглядываться в суть» (端的看聻 тантэки канни:). Его смысл заключается в том, что все угли, закладываемые с пеплом в очаг, не могут лежать одинаково, их внешний вид и эстетическая привлекательность всегда будут различаться, поэтому не существует ничего постоянного и абсолютного.

Ритуал 一二三ити-ни-сан («один-два-три»)

Аранжировка угля в очаге и чаше. Ритуал Мавари-дзуми
  Аранжировка угля в очаге и чаше.
Ритуал Мавари-дзуми
 
 
 

В церемонии, как правило, участвуют пять человек – хозяин, его помощник и три гостя (хотя возможны и другие варианты проведения, в том числе без помощника). В начале церемонии помощник приносит поднос с картами, которые раздаются гостям. При этом они аналогичны картам, используемым в церемонии кагэцу. Затем хозяин заваривает чай, который гости передают по очереди друг другу. Когда чай выпит, гости, с помощью специальных карт, оценивают мастерство хозяина.

В основе ритуала ити-ни-сан лежит дзэнское понятие «совершенствовать и постичь – можно, загрязнить – нельзя» (修證即不無, 污染即不 сю:се-ва сунавати накиниарадзу сэнъосурэба эдзу). Эта фраза является отрывком из «Сутры помоста шестого патриарха». Смысл ее заключается в том, что для мастерского постижения какого-либо дела нужна долгая практика, но во время практики нельзя «загрязнять» то, чем ты занимаешься, – нужно задумываться не только о технической стороне процесса, но и о его сути. Данное понятие точно отражает суть ритуала, поскольку в нем оценивается не подготовка новичков, а мастерство хозяина, имеющего длительный опыт [4, с. 99].

Ритуал 茶カブキтя-кабуки («чайное представление кабуки»)

Ритуал повторяет древние чайные поединки то:тя, которые отчасти легли в основу комплекса. В церемонии участвуют, как правило, пять человек. Хозяин заваривает два сорта чая – 竹田такэда и 上林камбаяси, а гости пытаются запомнить их вкус. Затем хозяин вновь заваривает чай – на этот раз неизвестного сорта (он традиционно обозначается знаком 客кяку или ウу – «гость»). Все три вида чая, включая два опробованных и известных, подаются гостям. Участники церемонии на специальных листках записывают порядок подачи сортов чая, указывают их названия и пронумеровывают их от одного до трех, после чего вкладывают листки в специальный конверт орисуэ. Церемония оканчивается тем, что хозяин фиксирует результаты на листе бумаги (в других вариантах ритуала это может выполнять специальный человек, который ведет записи) [1, c. 184–185].

В основе ритуала лежит развернутое дзэнское понятие, сформулированное в конце периода Эдо (干古干今截断舌頭始可知真味 инисиэ-ни има-ни сэтто-о ситэ хадзимэтэ синми-о сирубэкиси). Его смысл заключается в том, что во время трапезы или чаепития человек всегда судит о вкусе, основываясь на ощущении, которое передается вкусовыми рецепторами. На самом деле, нельзя судить о ценности вкуса, основываясь лишь на этом поверхностном впечатлении. Подлинный вкус проявляется не в тот момент, когда кончик языка касается чая (это лишь временное восприятие), а когда ощущение вкуса уже покинуло язык. Только после этого можно судить о вкусе. Здесь проводится параллель с угадыванием сортов чая [5, с. 108].

Ритуал 数茶кадзу-тя («чай для большого количества человек»)

Этот ритуал не отличается строгостью проведения, он направлен, в первую очередь, не на отработку навыков, а на наслаждение чаепитием. Это самая непринужденная церемония из всего цикла. Количество гостей не ограничено, однако обычно не превышает семь человек. В течение церемонии гости пьют чай и заваривают его друг для друга, после чего угощаются сладостями.

В основе ритуала кадзу-тя лежит представление о том, что на склоне лет можно отпустить все мирские проблемы и найти успокоение для души (老倒疎慵無事日、安眠高臥對青山 ро:то соё: будзи-но хи, анмин ко:га сэйзан-ни тайсу) – «отправиться к зеленым горам и наслаждаться покоем и одиночеством» [3, с. 47].

Таким образом, несмотря на то, что комплекс «семи ритуалов» является практическим средством совершенствования навыков чайного мастерства, а также обретения бодрости тела и духа, его правомерно рассматривать и в контексте развития дзэн-буддийских мировоззренческих установок. Интерес к этой теме, требующей комплексного анализа, за последние годы заметно вырос – только в рамках чайной школы «Омотэсэнке» за минувшее десятилетие было выпущено более 20 сочинений, посвященных проблематике «семи ритуалов». Этот факт подчеркивает актуальность изучения данной темы и в российской японистике.

Литература


1 Войтишек Е. Э. Игровые традиции в духовной культуре стран Восточной Азии (Китай, Корея, Япония). Новосибирск : НГУ, 2011. 312 с.
2 Сутра о Цветке Лотоса Чудесной Дхармы / пер. А. Н. Игнатовича // Древнекитайская философия. М. : Ладомир, 2007. 367 с.
3 Со:кан Хориноути. Ситидзи-сики сита [七事式下]. Семь ритуалов. Ч. 2. Токио : Сюфу-то-сэйкацу-ся, 1991. 200 с. (на яп. яз.).
4 Со:син Хориноути. Семь ритуалов. Мавари-дзуми. Мавари-бана. Хана-ёсэ [七事式 廻り炭。廻り花。花寄せ]. Сэкай бункася, 2009. 116 с. (на яп. яз.).
5 Сэн Со:сицу. Ситидзи-сики нака [七事式中]. Семь ритуалов. Ч. 2. Токио : Танко:ся, 1977. 228 с. (на яп. яз.).

В статье использованы иллюстрации из следующего источника


1 1 – 3. Со:син Хориноути. Семь ритуалов. Мавари-дзуми. Мавари-бана. Хана-ёсэ [七事式 廻り炭。廻り花。花寄せ]. Сэкай бункася, 2009. 116 с. (на яп. яз.).