Художник и музей (к 70-летию
Н.И. Домашенко)

С.А. Беляева

  • 09 октября 2011
  • 272
  • Бега. Автопортрет. 1977 Из серии «Семья»
      Бега. Автопортрет. 1977
    Из серии «Семья»
      Н.И. Домашенко

    В октябре 2016 года в Новосибирском государственном художественном музее открылась выставка произведений известного российского графика Николая Ивановича Домашенко, посвященная его 70-летнему юбилею. Получившая название «Художник и музей», она представляет как творчество самого автора, чьи работы бережно хранятся в музейной коллекции, так и его роль собирателя и дарителя.

    Николай Иванович Домашенко родился 6 сентября 1946 года в Иркутске. В 1962 - 1967 годах он учился на художественно-педагогическом отделении Иркутского художественного училища, где позднее работал в качестве преподавателя. Начиная со Второй зональной выставки «Сибирь социалистическая», состоявшейся в Омске в 1967 году, молодой художник стал активным участником выставок различного уровня. В 1971 году, в 24-летнем возрасте, Домашенко вступил в Союз художников СССР и тогда же был удостоен премии Иркутского обкома ВЛКСМ имени Иосифа Уткина, присуждавшейся за творческие заслуги. В 1988 – 1996 годах Николай Иванович входил в состав объединения художников печатной графики имени Н.А. Тырсы; в 1998 году он стал одним из учредителей творческой группы «Тихие» («Десять тихих»).

    На протяжении десятилетия, в 1970 – 1980-е годы, творческая жизнь Н.И. Домашенко была тесно связана с Новосибирском. Это время в истории художественной культуры города отмечено плодотворной деятельностью как местных авторов, так и недавно приехавших сюда молодых мастеров. Позднее Николай Иванович переехал в Ленинград. Здесь, став одним из ведущих графиков города, он успешно реализует себя как в изобразительной, так и преподавательской работе. Произведения художника находятся во многих музеях и частных коллекциях России и других стран.

    В собрании Новосибирского художественного музея хранится 116 графических листов Н.И. Домашенко, представляющих разные стороны творчества признанного мастера станковой графики, экслибриса и книжной иллюстрации.

    Большинство работ Н.И. Домашенко, собранных в музее, относятся к 1970 - 1990-м годам. Они дают интересную возможность проследить особенности творческого пути художника с самых первых лет его профессионального становления.

    «Эй, вставайте!»<br /> Иллюстрация к «Сказке о военной тайне, о Мальчише-Кибальчише и его твердом слове» А.П. Гайдара
      «Эй, вставайте!»
    Иллюстрация к «Сказке о военной тайне, о Мальчише-Кибальчише и его твердом слове» А.П. Гайдара
      Н.И. Домашенко

    Иллюстрации к «Сказке о военной тайне, о Мальчише-Кибальчише и его твердом слове» А.П. Гайдара, три из которых показаны на выставке, исполнены в качестве дипломной работы в Иркутском художественном училище под руководством М.Д. Воронько. Молодой автор выбирает здесь принципиально новое художественное решение - технику прорезной аппликации, которая позволяет создавать лаконичные, строгие стилизованные образы. Ограничено и число использованных цветов: белый тон листа, мрачно-черный и взволнованно-красный – в изображениях. Такой подход представляется вполне соответствующим духу времени. В 1960-е годы советская иллюстрация переживала новый этап развития, связанный с отказом от подробной повествовательности, с осознанием особенностей языка книжной графики, его условности и декоративности.

    Художником проиллюстрировано несколько десятков книг. Причем, в каждом случае ему удается находить образы, созвучные стилю произведения. Иллюстрации к новеллам О. Генри, датированные 1971 годом, выполнены в технике сухой иглы. Этому виду гравюры присуща бархатистость штрихов, возникающая благодаря заусенцам («барбам»): они получаются в результате процарапывания иглой по доске и задерживают краску. Домашенко часто обращается к этой печатной технике, сохраняющей эмоциональность живой линии рисунка художника. Сочетание приглушенно-голубого фона со свободным штрихом сухой иглы придает своеобразную прелесть этим листам, изящество которых соответствует легкости и красоте прозы О.Генри.

    Иллюстрации к поэме А.С. Пушкина «Полтава» (1978) - линейные композиции в технике офорта - отличаются лаконичностью и утонченностью рисунка. Такое художественное решение позволяет им гармонично вписаться в плоскость книжного листа и составить одно целое с текстом. К сожалению, книга, для которой предназначались эти произведения, издана не была.

    Работа «Пилат» (1996) интересна своеобразием и выразительностью созданного образа. Поражают глаза без зрачков, глаза, в которые бесполезно смотреть, пытаясь увидеть отражение душевных порывов. Уверенным в своей непогрешимости, осознании собственной силы – таким Пилат предстает у Домашенко.

    Нос. 1998 Иллюстрация к повести Н.В. Гоголя «Нос»
      Нос. 1998
    Иллюстрация к повести Н.В. Гоголя «Нос»
      Н.И. Домашенко

    Две крошечные иллюстрации 1998 года к повести «Нос» Н.В. Гоголя, к творчеству которого художник обращался неоднократно, исполнены в частом для Н.И. Домашенко сочетании сухой иглы с доработкой акварелью. Стилистически они созвучны литературному тексту: особенности прозы Гоголя, в которой одним из основных выразительных приемов становится гротеск, диктуют и выбор изобразительного решения.

    В небольшом портрете «Раздумье Н. Гоголя» (1995), выполненном в той же технике, внимание художника сосредоточено на лице, которое показано так крупно, что контуры головы выходят за пределы листа. Писатель глубоко погружен в невеселые думы. За внешней неправильностью черт скрывается мыслящий, страдающий человек.

    Форзацы книг «Своей судьбой гордимся мы» (1972) и «Дум высокое стремленье» (1974), являющиеся своего рода изобразительными эпиграфами, предназначены для трехтомника, выпущенного в Иркутске к 150-летию восстания декабристов и посвященного их памяти. Эти многофигурные композиции патриотического содержания исполнены в едином стиле в технике автоцинкографии. Некоторая рельефность изображения, благородная сдержанность цветовой гаммы, построенной на сочетании собственно белого листа и бледно-серого тона, придает этим работам красоту и своеобразие.

    Строгость, сдержанное изящество присущи небольшим иллюстрациям к этим книгам. Изображения выполнены в коричневом цвете, большинство из них вписано в овал. Посвященные старинным сибирским городам и острогам, они могут быть отнесены к жанру исторического городского пейзажа. Художник восстанавливает утраченный облик городов, дает возможность представить, какими они были несколько столетий назад. В то же время здесь присутствуют и элементы стилизации, что продиктовано спецификой книжной иллюстрации. Суровость и лаконичность внешнего вида острогов, само их предназначение диктуют и особенности изображения – простоту, четкость и даже некоторую сухость рисунка. По стилю исполнения, характеру трактовки облаков, воды, зданий эти листы восходят к гравюрам XVII - XVIII веков.

    Пожалуй, наиболее значимая для художника тема, к которой он возвращается вновь и вновь и в иллюстрациях, и в станковых произведениях – тема восстания декабристов, тема подвига, душевного благородства, стремления жить и готовности погибнуть ради других. Возможно, причиной столь стойкого и глубокого интереса к ней стали детство и юность, проведенные в Иркутске, - городе, где в свое время оказались многие политические изгнанники XIX века, где до сих пор бережно хранится память об этих мужественных людях.

    Черниговский полк. 1973 Из серии «Трагедия декабря»
      Черниговский полк. 1973
    Из серии «Трагедия декабря»
      Н.И. Домашенко

    В 1969 году Н.И. Домашенко создает серию «Декабристы», получившую широкое признание. На выставке она представлена тремя гравюрами. Сочетание мелкого, тонкого, детально проработанного рисунка с сухими, однообразными, словно проведенными по линейке группами линий вносит в эти листы ощущение контраста и противодействия. Художник мастерски соединяет возможности офорта, которому свойственны свобода и гибкость линий, и резцовой гравюры, для которой характерны четкость и некоторая жесткость рисунка. Автор выбирает вытянутый по горизонтали формат, служащий передаче панорамности изображенного, будь то Сенатская площадь или набережная Иркутска.

    Листы из серии «Трагедия декабря» (1973), выполненные в технике автолитографии, отличает взволнованность и даже трагичность звучания. Этому способствует трехцветная цветовая гамма: контрастное сочетание красных и черных плоскостей с мягко и подробно проработанными тональными бело-серо-черными изображениями людей; траурную нотку добавляют в нее ограничивающие черные рамки. Для каждого листа художник выбирает наилучшее композиционное решение: так, в работе «Черниговский полк» масса военных воспринимается как нечто целое, акцент делается на их единстве; в «Допросе», благодаря цветовым контрастам, подчеркнуто противопоставление светлых фигур арестованных и безликость черных силуэтов судей.

    По-другому решены гравюры из серии «Поставлены вне разрядов» (1976), посвященной пяти казненным декабристам. Все ее листы выполнены по одной композиционной схеме: крупное оплечное портретное изображение главного героя, позволяющее всмотреться в него внимательнее, на фоне жанровых сцен.

    Из одиннадцати цветных литографий, входящих в серию «Жизнь Апостола Сергея» (1982), на выставке экспонируются две. Стилизованные, лаконичные композиции построены на сочетании изумрудных, белых и черных локальных пятен. Преимущественно это силуэтные изображения, очертания которых настолько выразительны, что не нуждаются в деталях, и только в листе «Сергей Апостол» проработано лицо героя. Художник продуманно использует ритм цветовых пятен, прием контраста и другие выразительные средства композиции. Изображения то подчеркнуто статичны, то полны движения, которое вносит в них сочетание диагональных направлений («Фельдъегеря»).

    Среди ранних станковых произведений Н.И. Домашенко можно выделить набросок «Галя» (1967), изображающий художницу Г.А. Курочкину-Домашенко (1939 – 1984). Беглый рисунок тушью воспринимается вполне законченным и выразительным. Его отличает мягкость линий и в то же время некоторая шаржированность. Позднее Николай Иванович не раз возвращается к образу жены. Одна из самых проникновенных его трактовок - лист «Галя» (1977) из серии «Семья». Внимание художника сосредоточено на лице Галины Андреевны, персонажи ее работ, служащие фоном, словно вступают в безмолвный диалог с глубоко задумавшейся героиней портрета. Гравюра «Бега. Автопортрет» из этой же серии интересна как портретное изображение автора.

    В своем творчестве Н.И. Домашенко неоднократно обращается к созданию серий, добиваясь тем самым наиболее полного раскрытия темы.

    Первооткрыватели Из серии «Песни о народных героях Сибири»
      Первооткрыватели
    Из серии «Песни о народных героях Сибири»
      Н.И. Домашенко

    Серия «Песни о народных героях Сибири» представлена на выставке работой «Первооткрыватели». Интересно, что ее мотив ладьи с гребцами, которые словно слились в одно монолитное целое, повторяется с некоторыми изменениями и в цветной линогравюре «Ермак» 1968 года, передающей то же впечатление единства и силы.

    Серия «Хлеб Сибири» (1979) посвящена матери художника и рассказывает о времени коллективизации. Колористическое решение с преобладанием красных и черных цветов определяет напряженную, тревожную образную атмосферу этих автолитографий.

    Два листа в экспозиции знакомят с серией «Старая алтайская дорога» (1986). Сохраняя единство стиля, для каждого из них художник выбирает наиболее выразительное композиционное решение. «Пуск» - это панорамный пейзаж с высокой точки зрения, что позволяет полно отразить масштаб происходящего. «Иван Иванович Ползунов» - это композиция, состоящая из двух частей: крупнопланового портрета и многофигурных сцен строительства.

    Среди отдельных листов нельзя не остановиться на офорте «Мир» - стилизованной, тщательно выверенной композиции, замкнутой внутри себя, где гармония сосуществования персонажей - родителей и ребенка между ними - подчеркнута плавностью, певучестью линий и выбором квадратного формата, символизирующего равновесие и завершенность. Символична и вся композиция, и ее название.

    Особое место на выставке принадлежит триптиху «Сибирь» (1971), выполненному художником в соавторстве с Александром Михайловичем Муравьевым. Это произведение отличается сложностью композиции, сознательным совмещением разных точек зрения, обилием персонажей и деталей, в которых стилизация порой доходит до гротеска.

    Экслибрис. Jos van Waterschoot. 1995
      Экслибрис. Jos van Waterschoot. 1995
      Н.И. Домашенко

    Отдельную грань творчества Н.И. Домашенко составляют экслибрисы. В собрании музея их двенадцать; они относятся к 1980 – 1990-м годам. Эти миниатюры представляют собой сюжетные экслибрисы, получившие наибольшую популярность в XX веке. Их основная особенность - рисунок, лаконично и образно отражающий интересы, профессию владельца библиотеки или ее состав. Каждый из экслибрисов Домашенко, несмотря на незначительный размер, оказывается самостоятельным художественным произведением, тщательно продуманным и проработанным. Автор обращается к разным техникам для наилучшего воплощения своего замысла: это и сухая игла, и офорт, и резцовая гравюра, и гравюра бором; нередко они дорабатываются акварелью, придающей оттискам законченность и красочную неповторимость. Иногда колористическая гамма основана на гармонии сближенных или дополнительных цветов, иногда она ограничивается скупой по количеству оттенков и яркости подцветкой. Сочетание тонкого изящного рисунка с эмоциональными красочными пятнами, творческий подход к использованию выразительных композиционных средств – все это придает экслибрисам Домашенко неповторимую индивидуальность.

    Произведения Николая Ивановича Домашенко отличаются яркостью художественного языка, своеобразием композиций, узнаваемостью авторского стиля.

    Более половины работ Н.И. Домашенко, хранящихся в фондах Новосибирского государственного художественного музея, переданы в коллекцию самим автором. Не менее ценным вкладом в графическое собрание музея стали и другие дары Николая Ивановича: произведения известных российских художников Г.А. Курочкиной-Домашенко, Э.С. Гороховского, В.С. Карамзина, А.Г. Костовского, Ю.А. Круглова, Ю.В. Кузьмина, В.Д. Пинигина. Часть этих даров, образуя отдельный раздел выставки, позволяет с особой признательностью думать о роли художника в истории и сегодняшней жизни музея.