Трагедия Фукусимы и современное японское искусство акционизма

А.Д. Подъячева

  • 13 апреля 2019
  • 146
  • Арт-группа «Chim↑Pom»
      Выставка «Don’t follow the wind». 2015
      Арт-группа «Chim↑Pom»

    После печальных событий 1986 года на Чернобыльской АЭС в СССР катастрофа на японской атомной электростанции «Фукусима-1», произошедшая в марте 2011 года, стала крупнейшей радиационной аварией в мире. «Великое восточно-японское землетрясение», за которым последовало цунами, а затем взрыв на АЭС, унесло жизни более 15 тысяч человек (при этом тысячи людей были ранены или пропали без вести). В результате разрушительных последствий и многочисленных повреждений в эпицентре катастрофы многие люди были вынуждены оставить свои дома и переехать, а вокруг самой станции установили 20-километровую зону отчуждения. Это событие получило огромный общественный резонанс не только в Японии, но и на международной арене.

    С того времени прошло уже восемь лет, но японская общественность до сих пор обращается к последствиям катастрофы. Не остаются в стороне и деятели культуры и искусства, в том числе художники. Важным мотивом в многочисленных проектах деятелей искусства, неравнодушных к проблеме использования атомной энергии, является выражение всей глубины бедствия, в котором человек беспомощен перед неумолимыми силами природы, однако способен предотвратить еще большие разрушения.

    Можно сказать, что эта трагедия побудила японское общество поднять свой голос и действовать активнее. В настоящее время японские художники, работающие в разных жанрах и стилях, перестают быть пассивными сторонними наблюдателями и все чаще берут на себя роль действующей силы. Они не просто становятся активными соучастниками, но идут в авангарде борьбы за безопасную жизнь, напрямую выражая свои идеи с помощью зримых форм. Поскольку японские деятели искусств ищут новые выразительные возможности, проекты данной проблематики не ограничиваются только живописными и графическими произведениями. Это могут быть также инсталляции из разных материалов, фотоработы, произведения видео-арта и различные объекты процессуального искусства. 

    Говоря о современном японском искусстве, стоит отметить, что в новую эстетику прочно входит акционизм как художественное явление. Для него характерны интерактивность, медиа-эффект, которые позволяют передать конкретное сообщение. Прорываясь за пределы картины, акционизм представляет собой идеальную форму художественного творчества, способную стать эффективным средством выражения гражданской позиции и социального протеста. Буквально через месяц после случившейся катастрофы члены основанной в 2005 году арт-группы «Chim↑Pom», известной своими провокационными социальными проектами, размывающими границы между искусством и активизмом, надели защитные костюмы, проникли в зону строгого режима безопасности вокруг АЭС «Фукусима-1» и на треснувшем куполе ядерного реактора подняли судейские карточки красного цвета.

    Проект 11.3. Жители города Иваки участвуют в возведении макета маяка. 2011
      Выставка «Don’t follow the wind». 2015
      Арт-группа «Chim↑Pom»

    Спустя некоторое время коллектив провел еще одну несанкционированную акцию. Легендарную фреску Окамото Таро «Миф о завтрашнем дне», которая находится на оживленной железнодорожной станции Сибуя и показывает опустошение, вызванное ядерными бомбардировками городов Хиросима и Нагасаки, они дополнили фрагментом с изображением ядерного взрыва, произошедшего в префектуре Фукусима.

    В честь четвертой годовщины ядерной катастрофы, в августе 2015 года, участники «Chim↑Pom» выступили организаторами выставки «Don’t follow the wind», которая была открыта в трех зданиях, находящихся в зоне отчуждения вокруг АЭС «Фукусима-1». Экспозиция включала в себя проекты двенадцати известных современных художников, таких как Ай Вэйвэй, Миянага Айка, Такэути Кота, Коидзуми Мэйро, Ахмет Огют, Тревор Паглен и др. Как заявляют сами члены арт-группы «Chim↑Pom», эта выставка служит памятником национальной катастрофы и ее продолжающихся последствий и будет действовать до тех пор, пока территория вокруг АЭС снова не станет безопасным местом для всего населения. Этот факт означает, что работы художников, принимавших участие в проекте, возможно, на десятилетия останутся в радиоактивной зоне, недоступной обычному человеку. Для решения данной проблемы арт-группа подготовила панорамное (в формате 3600) видео под названием «A walk in Fukushima». Гарнитура для просмотра представляла собой шлемы виртуальной реальности, изготовленные самостоятельно художником Докуяма Бонтаро и его близкими родственниками. Актуальность этому событию придает то обстоятельство, что семья Докуяма пострадала от катастрофы и сейчас живет в районе, расположенном недалеко от зоны отчуждения, который, однако, объявлен правительством Японии «безопасным для жизни». Сам видеофильм, снятый в радиоактивной зоне и ее окрестностях, позволяет увидеть недоступные места и секретные площадки выставки «Don’t follow the wind», а также саму электростанцию. При этом произведения искусства остаются невидимыми, их скрывают силуэты художников и кураторов, будто продолжая развивать тему недоступности. Группа «Chim↑Pom» и другие члены команды организаторов проделали огромную работу для того, чтобы люди могли взглянуть на реальность, которая по сей день остается для них закрытой.

    Проект 11.3. Жители города Иваки участвуют в возведении макета маяка. 2011
      Проект 11.3. Жители города Иваки участвуют в возведении макета маяка. 2011
      Като Цубаса

    В октябре 2018 года в художественном музее Мори, который специализируется на искусстве XXI века, открылась выставка «Катастрофа и сила искусства». В ней приняли участие художники не только из Японии, но из разных уголков планеты, включая США, Китай, Польшу, Швейцарию, Францию, Индонезию и другие страны. Выставка рассказывает о том, как искусство справляется с широкомасштабными бедствиями, которые поражают общество, а также о личных трагедиях и о роли, которую может сыграть искусство в «возрождении» безопасной жизни.

    Среди большой группы современных японских художников следует отметить не только коллектив арт-группы «Chim ↑ Pom», но и концептуалистов Като Цубаса, Миядзима Тацуо и Танака Коки. Здесь стоит сказать, что концептуальное искусство требует от зрителей не столько теоретических знаний, сколько психологических усилий для процесса исследования и восприятия самого художественного произведения [1, с. 2]. Непривычные взгляду работы художников-концептуалистов порой могут вызывать дискомфорт у зрителя, поскольку они нарушают традиционную систему общения с искусством. Так, например, произведения китайских авторов, иногда выражающих свои идеи с помощью эпатажных и агрессивных форм, «заставили весь мир обратить внимание на китайский концептуализм» [3, с. 170-171]. Однако, в отличие от китайских единомышленников, современные японские концептуалисты редко используют уничижительные метафоры, редко высмеивают конкретные общественные проблемы. Их работам скорее присущи интертекстуальность (прием, когда элементы целого ссылаются друг на друга разными способами) и аллегоричность (художественная демонстрация явления посредством использования конкретных предметов). Тем не менее, и в Китае, и в Японии прослеживается сдвиг художественного акцента с объектно-ориентированных произведений искусства к идее – демонстративному выражению культурных ценностей общества в целом.

    В ноябре 2011 года Като Цубаса с помощью жителей города Иваки (префектура Фукусима) осуществил «Проект 11.3.» («11.3 PROJECT»). Проект подразумевал строительство деревянного макета трехэтажного маяка, разрушенного цунами, и привлечение общественности к его водружению на побережье в городе. Конструкция была построена из собранных обломков домов, которые потерпели ущерб из-за наводнения. Смысл данного проекта Като Цубаса видел в том, что он помог бы вселить надежду в сердца пострадавших от стихийных бедствий. Интересно заметить, что дата установления маяка была выбрана неслучайно: 3.11 (3 ноября) – это зеркальная дата катастрофы, произошедшей 11 марта (11.3).

      Видео-перфоманс «Counter voice in the water at Fukushima». 2014
      Миядзима Тацуо

    Современный японский скульптор и художник-монтажник Миядзима Тацуо вдохновляется гуманистическими идеями и концепциями буддизма, используя в работах видео, электрические схемы, компьютеры и др. В своих произведениях он часто концентрируется на понятии времени и бесконечности, заменяя изображения цифрами. В 2014 году он снял видео-перфоманс под названием «Counter voice in the water at Fukushima». Сюжет этого клипа построен следующим образом. Миядзима Тацуо одет как среднестатистический японский клерк: в серый костюм с галстуком. Перед ним чаша с водой. За его спиной видны море и ядерный реактор, пострадавший во время цунами в 2011 году. Миядзима начинает отсчет от 9 до 1 и, когда доходит до 0, опускает лицо в чашу с водой из загрязненного моря. Сам художник говорит, что случившееся до сих пор остается щекотливой темой и с политической точки зрения имеет деликатный характер, а его перфоманс – это своеобразный манифест, предупреждающий об опасности использования ядерной энергии.

    На Венецианской биеннале 2013 года Танака Коки представил в павильоне Японии свой проект, посвященный трагедии Фукусимы. Его экспозиция «Абстрактная речь – совместная неопределенность и коллективные действия» – это видеоинсталляция, объединяющая девять фильмов, в которых люди заняты общим делом: вместе пишут стихотворение, играют на пианино или стригут чью-то голову. Центральным элементом проекта стал видеофильм «Стихотворение, написанное пятью поэтами одновременно», в котором пять авторов пытаются достичь консенсуса в отношении того, какую форму может принимать коллективный творческий процесс.

    Активный участник общественных демонстраций, Танака Коки на момент случившегося бедствия находился в Лос-Анджелесе, в связи с чем не мог принять участия в социальных протестах против использования атомной энергии в Фукусиме. Его художественные проекты представляют собой интересный способ вовлечения общественности в коллективную деятельность, которая предполагает чувство общности и подчеркивает важность совместного участия в творческом процессе. Цель художника состоит в том, чтобы дать обществу понять, что подобные катастрофы случаются не «где-то и с кем-то», а «здесь и с нами» [4, р. 40].

    Художественный и общественный резонанс на произошедшую катастрофу уже вышел за пределы японского государства. Общественное движение против ядерных технологий стало международным феноменом: многие японские документальные и художественные фильмы распространяются на международном уровне, некоторые японские выставки, инсталляции и спектакли также побывали в других странах [3].

    В самой Японии в последние годы можно наблюдать всплеск событий, которые размывают границу между искусством в его традиционном понимании и общественным активизмом, когда художники и «не художники» работают вместе для достижения общей цели. Их усилия не обязательно должны принести плоды в виде какого-либо конечного материального продукта. Наоборот, подобная деятельность обычно проходит за пределами четко установленного художественного пространства – музеев или галерей. Социально ангажированное искусство, подразумевающее не просто диалог автора со зрителем, а соучастие, включает в процесс большое количество людей и выстраивает между ними коммуникацию. Тем самым арт-активизм, отражая действительность в виде художественных образов, выполняет функцию консолидации общества, концентрирует внимание на актуальных социальных проблемах, стимулирует общество на осмысление и решение насущных задач.

    Литература


    1 Бобринская Е. А. Концептуализм. М. : Галарт, 1994. 216 с.
    2 Войтишек Е.Э., Червинская Л.В. Концептуальное искусство в Китае: социально-политический аспект // Проблемы Дальнего Востока. М., 2015. № 4. С. 169–177.
    3 Brown A., Mackie V. Introduction : Art and activism in post-disaster Japan // Asia-Pacific Journal : Japan Focus, 2015. Р. 1–5.
    4 Steiner B., Tanaka K. Koki Tanaka. Provisional Studies // Universalmuseum Joanneum GmbH, 2017. 44 p.